Жакерия
 
Комментарии к Столетней Войне.
  Вернуться ...
Для справок  

ервоначальный успех в войне был на стороне Англии, одержавшей крупные победы над французскими войсками в двух больших битвах - при Креси (1346 г.) и при Пуатье (1356 г.). Впечатление, произведенное во Франции разгромом французской армии при Пуатье, было буквально потрясающим. "К рыцарям, вернувшимся с поля сражения,- писал один из современников,- народ относился со столь великой ненавистью и с таким осуждением, что в добрых городах все их встречали палками...". Вполне понятно, что военные поражения подорвали всякий авторитет первых Валуа. Уже после поражения при Креси на созванных Филиппом VI Генеральных штатах горожане высказали открыто свое недовольство королевской политикой и советниками короля. Еще тяжелей для народных масс было поражение при Пуатье. От войны страдали в первую очередь крестьяне. Их хозяйства были разорены, а феодальная эксплуатация в связи с военными расходами все возрастала. Поэтому в крестьянских массах назревало все большее недовольство существующим порядком вещей. Такое же недовольство нарастало и в городах. После поражения французского войска под Пуатье горожане Франции стали резко выражать недовольство политикой правительства и потребовали вооружения их, контроля в расходовании средств и чистки государственного аппарата. Начались волнения в городах Северной Франции, в Париже произошло восстание, которым руководил купеческий старшина Этьен Марсель. Дофин (наследник) вместе с феодалами убежал из Парижа и стал готовиться к подавлению восстания. Но в это время у парижан появился новый союзник в лице восставших крестьян.

Восстание крестьян на севере Франции, начавшееся в конце мая 1358 года, было одним из величайших крестьянских антифеодальных восстаний в Западной Европе в средние века. Оно получило название "Жакерия" от прозвища французских крестьян "Жак-боном" ("Жак-простак"), которое им дали дворяне. Жакерия явилась ответом крестьянства на ту беспощадную эксплуатацию, которой оно подвергалось со стороны феодалов в условиях продолжавшегося во Франции роста товарного производства и обмена. Жакерия была одним из наиболее ярких проявлений ожесточенной классовой борьбы, особенно обострившейся в стране в XIV веке. Непосредственная причина восстания заключалась в резком ухудшении положения крестьянства в связи со Столетней войной. Английские войска хозяйничали во Франции, как у себя дома, разоряя крестьянские хозяйства. Французские войска действовали так же. В перерывах между военными действиями крестьян грабили наемники, остававшиеся не у дел. Положение французских крестьян в эпоху Столетней войны реалистически рисовал один из хронистов XIV века - Жан де Венетт. По его словам, в 1358 году: "...виноградники, источник благотворной влаги, веселящей сердце человека, не возделывались; поля не обсеменялись и не вспахивались; быки и овцы не ходили по пастбищам; церкви и дома... повсюду носили следы всепожирающего пламени или представляли груды печальных, еще дымящихся развалин. Самая отчаянная нищета царила повсюду, особенно среди крестьян, ибо сеньоры переполняли их страдания, отнимая у них имущество и их бедную жизнь. Хотя количество оставшегося скота, крупного и мелкого, было ничтожно, сеньоры все же требовали платежей за каждую голову: по 10 солидов за быка, по 4 или по 5 за овцу. И все же они редко обременяли себя заботами о том, чтобы защищать своих вассалов от набегов и нападении неприятелей". Феодальный гнет в условиях полного разорения крестьянского хозяйства во время Столетней войны ложился на крестьянство невыносимой тяжестью. Кроме того, с обнищавших крестьян требовали уплаты высоких налогов, а после битвы при Пуатье - новых платежей для выкупа короля и сеньоров из плена.

Восстание крестьян вспыхнуло стихийно. Когда дофин распорядился отрезать все подходы к Парижу, то сеньоры начали приводить свои замки в окрестностях города в боевую готовность. Все работы по укреплению замков пали на плечи крестьян. К тому же крестьяне подвергались бесконечным насилиям со стороны солдат дофина Карла, живших грабежом местного населения. 25 мая 1358 года один из таких солдатских отрядов был уничтожен крестьянами, которые после этого решили выступить с оружием в руках против сеньоров. Восстание, начавшееся в Бовези, быстро распространилось в Пикардии, Иль-де-Франсе и отчасти в Шампани, охватив значительную часть территории Северной Франции. Восстание развивалось без какого-либо заранее продуманного плана. Восставшие крестьяне громили феодальные замки, убивали феодалов, захваченных ими в плен, и сжигали все документы, в которых были зафиксированы крестьянские повинности. Письменной программы у восставших не было, они формулировали свои требования устно, сводя их к одному: "Истребить всех знатных людей до последнего!". "Некие люди из деревень, - писал один из хронистов, все симпатии которого находились на стороне феодалов, - собрались без вождя в Бовези, и вначале их было не более 100 человек. Они говорили, что дворянство королевства Франция - рыцари и оруженосцы - опозорило и предало королевство, и что было бы великим благом их всех уничтожить". Рисуя картины народного гнева, направленного против эксплуататоров, тот же хронист писал, как за несколько дней восставшие крестьяне "...умножились настолько, что их было уже добрых 6 тысяч: всюду, где они проходили, их число возрастало, ибо каждый из людей их звания за ними следовал..."

Вскоре у восставших крестьян, осуществлявших революционную расправу с феодалами, появился руководитель - Гильом Коль (Каль), родом из бовезийской деревни Мело. По-видимому, хорошо знакомый с военным делом, Гильом Коль стал "генеральным капитаном жаков". Он создал нечто вроде канцелярии, имел свою собственную печать и издавал приказы. Организовав восставших крестьян в десятки, он поставил во главе каждого десятка десятника, подчинил этих десятников капитанам, а капитанов - уже непосредственно себе. Умный и дальновидный, до конца преданный интересам восставших, Гильом Коль отлично понимал, что разрозненным и плохо вооруженным крестьянам необходим сильный союзник в лице горожан, и пытался установить связи с Этьеном Марселем. Он отправил в Париж делегацию с просьбой помочь крестьянам в их борьбе с феодалами и сразу же двинулся в Компьен. Однако богатые горожане не пустили туда восставших крестьян. То же самое произошло в Санлисе и Амьене. Разумеется, состоятельные горожане, в руках которых находилось городское управление, были не прочь, использовать крестьянское движение в своих целях для разгрома ближайших феодальных замков, для оказания давления на дофина Карла и пр. Но идти на союз с восставшими крестьянами эти горожане не решались. Богатые горожане боялись за свое собственное положение и имущество, опасались развертывания революционного движения и стремились поставить ему преграды. Они были готовы пойти скорей на союз с господствующим классом, получив от него нужные им уступки, нежели на союз с революционным народом. Крестьянам сочувствовали лишь малоимущие слои горожан, оказавшие восставшим поддержку (в Амьене, Бове и некоторых других городах). Однако не эти слои определяли политику городов, ибо беднота не играла в них большой политической роли. Позиция Этьена Марселя олицетворяла отношение зажиточной части городского населения к восставшим крестьянам. С одной стороны, Этьен Марсель вступил в связь с крестьянскими отрядами и даже послал им на помощь отряд парижан для того, чтобы разрушить укрепления, возведенные между Сеной и Уазой феодалами и мешавшие подвозу продовольствия в Париж. С другой стороны, Этьен Марсель отозвал свой отряд обратно как раз в тот момент, когда он больше всего был нужен Гильому Калю, и оставил крестьян лицом к лицу с прекрасно вооруженным врагом. В это время против крестьян, быстрые успехи которых в первые дни восстания объяснялись растерянностью застигнутого врасплох и объятого паникой дворянства, искавшего спасения лишь в бегстве, выступил новый враг - король Наварры Карл Злой. Желая захватить в свои руки французский престол, он попытался воспользоваться всеобщей растерянностью, охватившей правящие круги французского общества после того, как король Иоанн Добрый был захвачен в плен англичанами. Таким образом, против крестьян одновременно выступили и отряды дофина Карла и отряды короля Наваррского Карла Злого.

Первый удар восставшим нанес Карл Злой. С хорошо вооруженным войском в тысячу человек он подошел к деревне Мело, где расположились главные силы восставших. Гильом Коль справедливо решил, что победить в бою на открытом месте крестьяне не смогут, и начал их уговаривать двинуться к Парижу. Но крестьяне не желали слушать советов своего предводителя, заявляя, что они не отступят ни на шаг, так как достаточно сильны, чтобы сражаться с дворянами. Тогда Гильом Коль выстроил свою армию для битвы. Он удачно расположил крестьянские отряды на холме, который господствовал над окружающей местностью. Всю свою армию Гильом Коль разделил на две части - по 3 тысячи человек каждая, велел сделать вал из повозок и всякой клади и на первую линию выдвинул стрелков из луков и арбалетов. Отряд конницы численностью в 600 человек был построен отдельно. Позиция, которую заняли отряды Гильома Коля, выглядела столь внушительной, а сами крестьяне были преисполнены такого боевого пыла, что Карл Злой в течение нескольких дней не решался напасть на восставших. Тогда Карл Злой вызвал к себе в лагерь Гильома Каля, якобы для переговоров, а когда Гильом, не обеспечив своей безопасности заложниками, явился к королю Наваррскому, тот приказал его схватить и заковать в цепи (10 июня). Одновременно был дан сигнал к атаке на крестьянский лагерь, и оставшиеся без опытного и умелого предводителя крестьяне были скоро разбиты. "Карл, король Наварры, - писал современник событий, - со всем своим отрядом, который был очень велик, обрушился на пеших жаков и истребил их всех, за исключением очень немногих, укрывшихся в одном хлебном поле и ночью убежавших...". Другой дворянский отряд, шедший на помощь Карлу, встретив восставших крестьян, тоже обрушился на них, уничтожил без всякой пощады более 1 300 человек, а затем еще 800 крестьян. 300 человек, укрывшихся в монастыре, были там сожжены. До 24 июня, по свидетельству современников, погибло не менее 20 тысяч крестьян. Кровавая расправа озверевших феодалов над крестьянами прекратилась лишь в августе 1358 года, когда дворяне испугались, что некому будет убирать их поля. Самого Гильома Каля Карл Злой подверг мучительным пыткам. Он приказал "короновать" его раскаленным треножником, как "крестьянского короля", а затем казнил его. В подавлении крестьянского восстания принимали одинаковое участие и французские, и английские рыцари, забывшие в этот момент о своих разногласиях перед лицом общей опасности, угрожавшей их классовому господству, и с равной жестокостью убивавшие восставших крестьян. Так закончилось великое крестьянское восстание во Франции. Крестьяне потерпели поражение. Основными причинами этой неудачи являлись разрозненность, неорганизованность крестьянского восстания, предательство со стороны имущих горожан. Тем не менее, несмотря на конечную неудачу, Жакерия имела огромное значение для народных масс. После Жакерии феодалы долго не решались усиливать эксплуатацию крестьян. Жакерия способствовала также более быстрому освобождению крестьян от личной крепостной зависимости. Таким образом, крестьянское восстание, направленное против феодальной эксплуатации и расшатывавшее феодальный строй, облегчило до некоторой степени положение народных масс.

После того, как было сломлено сопротивление крестьян, наступила очередь восставшего Парижа. Господство купеческой верхушки в столице не принесло никакого облегчения народным массам. Городская беднота не желала дальше поддерживать Этьена Марселя в его борьбе с дофином. Сам же Этьен Марсель, напуганный размахом революционных событий и предпочитавший, как и все богатые горожане, союз с феодалами союзу с восставшим народом, вступил в переговоры с Карлом Злым и хотел, по-видимому, сдать ему столицу Франции. Однако это намерение Этьен Марсель не успел осуществить. Однажды ночью, во время обхода сторожевых постов, он был убит сторонниками дофина Карла, который после этого был впущен в город. Вернувшись в Париж, дофин Карл жестоко расправился с главными участниками городского восстания, которое, так же, как и Жакерия, окончилось поражением. Напуганное народными восстаниями, королевское правительство поспешило договориться с англичанами о заключении мира.